BestBooks.RU - электронная библиотека

Любовные романы и рассказы

Сделать стартовым Добавить закладку

В нашей онлайн библиотеке вы можете найти не только интересные рассказы, популярные книги и любовные романы, но и полезную и необходимую информацию из других областей культуры и искусства: 1 . Надеемся наши рекомендации были Вам полезны. Об отзывах пожалуйста пишите на нашем литературном форуме.

Маркиз Де Сад

Главная : Любовные романы : Эротические рассказы : Страницы: [01] [02] [03] [04]

Философия в будуаре
(безнравственные наставники)

С.-А. - Затем, чтобы повторяя отражения в тысячах вариантов, они до бесконечности преумножали одно наслаждение в глазах тех, кто вкушает его на этой оттоманке. Ни один уголок тел, таким образом не может быть скрыт: необходимо, чтобы было видно все полностью; это как будто множество пар, собранных вокруг тех, что связаны любовью, множество подражающих их наслаждению, множество великолепных картин, возбуждающих дерзкие ласки, и будто дополняющих их.

Евгения - Какая прелестная уловка!

С.-А. - Долмансе, помогите жертве раздеться.

Долмансе - Это нетрудно, остается ведь лишь нять этот газ, и обнажить самые сокровенные прелести. (Раздевает ее, и его взгляд сразу же устремляется к ее ягодицам.) Наконец-то я вижу их, эти божественные и драгоценные дары, к которым так пламенно стремлюсь!.. Черт возьми! какая смуглость и свежесть, совершенство и изящество!.. Никогда не видел ничего подобного!

С.-А. - Ах! хитрец! даже первые слова лести выдают твои вкусы и влечения!

Долмансе - Да может ли быть на свете что-нибудь прекраснее? Ну где найдет любовь божественней алтарь?.. Евгения... великолепная Евгения, дай мне расточить этим ягодицам нежнейшие из ласк! (Гладит и с воодушевлением целует их.)

С.-А. - Перестаньте, распутник!.. Вы забыли, Евгения принадлежит мне одной, она - лишь высочайшая награда за ожидаемые от вас наставления; лишь получив их, она станет вам платою. Смирите вашу пламень, или я рассержусь.

Долмансе - Ах, плутовка! это ревность... Ну что ж, предайтесь мне сами; я так же буду поклоняться вам. (Снимает сорочку с г-жи де Сент-Анж и ласкает ее ягодицы.) Ах, какая прелесть, ангел мой... не меньшая краса! Дай, я сравню их... дай, полюбуюсь вами обеими: Ганимед рядом с Аенерою! (целует ягодицы той и другой) Я хочу навсегда запечатлеть в памяти очаровательное зрелище таких красот, так не могли бы вы, сударыни, обнявшись, подольше дать моему взору насладиться видом этих прелестных полушарий, мною боготворимых?

С.-А. - Ради бога!.. Ну, что, вы довольны? (Они, обнявшись, становятся спиной к Долмансе)

Долмансе - Лучше нельзя: именно этого я и хотел; а теперь двигайтесь со всею горячностью сладострастия; пусть ваши полушария ритмично опускаются и приподнимаются, как будто вы следуете ощущениям наслаждения... Так, так, прелестно!..

Евгения - Ах, милая моя, как хорошо с тобой! Как называется то, что мы делаем?

С.-А. - Это называется заниматься петтингом, дорогая... Ласкать друг друга; однако, давай, изменим позу; посмотри на мое влагалище... так называется храм Венеры. Взгляни вот сюда, где моя рука; я его сейчас приоткрою. Видишь этот холмик, он называется лобок: к четырнадцати или пятнадцати годам, когда у девушки начинаются менструации, он обычно покрывается волосками. Вот этот язычок под ним называется клитор. В нем заключена вся чувственность женщины; так как и у меня; достаточно его коснуться, и я уже в экстазе... Попробуй... Ах! Плутовка! Что ты делаешь!.. Можно подумать, ты только тем и занималась всю жизнь!... Перестань!.. Перестань!.. Хватит, говорю тебе, я не хочу!.. Ах! Помогите, Далмансе!.. От очаровательных пальчиков этой красавицы я сейчас потеряю голову!

Д. - Ну что ж! Чтобы успокоить, если можно, ваши чувства, сменив их направление, попробуйте сами приласкать ее; возьмите себя в руки, пусть она попросит пощады... Вот так!... Именно в таком положении; ее симпатичные ягодички таким образом окажутся поближе ко мне; и я легонько пощекочу их пальцем... Сдавайтесь, Евгения; предайтесь полностью наслаждению; пусть это будет единственным божеством вашей жизни; ему одному юная девушка должна подчиняться, и в ее глазах на должно быть ничего более святого, чем наслаждение.

Е. - Ах! По крайней мере нет ничего прекраснее, я чувствую... Я вне себя... не знаю, что я говорю и делаю... Какое опьянение чувств!

Д. - Как эта маленькая плутовка течет!... Ее анус будто пережимает мне палец... Как чудно было бы сейчас насладиться им! (Поднимается и приближает член к заднему проходу девушки.)

С.-А. - Потерпите еще немного. Нас должно занимать лишь воспитание этой милой девочки!... Такое удовольствие наставлять ее!

Д. - Хорошо! Видишь Евгения, при более или менее продолжительных ласках семенные железы набухают и в конце концов извергают жидкость, истечение которой погружает женщину в чудесный экстаз. Это назывется течь. Как только твоя милая подруга позволит, я покажу тебе, насколько более энергично и неудержимо то же самое происходит с мужчинами.

С.-А. - Подожди, Евгения, сейчас я научу тебя еще одному способу доставить женщине крайнее наслаждение. Раздвинь пошире бедра... Видите, Далмансе, в таком положении ее анус все также свободен! Можете ласкать его, пока я буду делать то же самое языком спереди, пусть она с нашей помощью придет в экстаз раза три-четыре, если возможно. У тебя прекрасный лобок, Евгения. Как мне нравится целовать этот дикий пушок!... Твой клитор, теперь я лучше его вижу, мало развит, но очень чувствителен... Как ты дрожишь!... Пусти меня... Ах! Ты без всякого сомнения девственна!... Скажи, что ты ощущаешь при прикосновении наших губ одновременно к обоим твоим отверстиям. (Выполняет сказанное.)

Е. - Ах! Дорогая моя, это чудо, это ощущение невозможно описать! Мне очень трудно сказать, который из ваших языков вызывает у меня более глубокое безумие.

Д. - Учитывая наши позы, мой член близок к вашим рукам, сударыня; приласкайте его, прошу вас, пока я целую этот божественный анус. Поглубже язычок, сударыня; не ограничивайтесь клитором; проникайте своими сладострастными устами прямо в матку: так мы скорее добъемся истечения влаги.

Е. (вытянувшись) - Ах! Я больше не могу, я умираю! Друзья мои, не оставляйте меня, я сейчас потеряю сознание!... (Истекает влагою между двумя наставниками.)

С.-А. - Ну что, моя милая, как ты чувствуешь себя, испытав доставленное нами наслаждение?

Е. - Я умираю; я без сил... со мной все кончено!... Но объясните же, прошу вас, те два слова, что вы произнесли, а я не понимаю; прежде всего, что означает матка?

С.А. - Это нечто вроде полости, похоже на сосуд, горлышко которого обхватывает член мужчины и принимает извергающуюся влагу женщины посредством истечения из желез, и семя мужчины, его мы тебе еще покажем; из смеси этих жидкостей появляется зародыш, из которого получаются поочередно то мальчики, то девочки.

Е. (Во время этих рассуждений женщины немного успокаиваются, и вновь одевшись в сорочки, полулежат на канапе, а Далмансе сидит рядом в большом кресле.)

- Но есть ведь много различных видов добродетелей, что же вы думаете, например, о благочестии?

Д. - Что эта добродетель для того, кто не верит в религию? А кто может верить в религию? Ну же, Евгения, рассудим по порядку: то, что вы назывете религией, - не соглашение ли, связывающее человека с его Создателем, обязывающее свидетельствовать посредством культа свою признательность за существование, полученное от этого верховного творца? Е. - Вы выразились как нельзя лучше.

Д. - Ну так вот! Если доказано, что человек обязан своим существованием лишь неотвратимым законом природы; если подтверждено, что он также древен на этой планете, как и сама планета, и, как дуб, лев, минералы, скрытые внутри планеты, - лишь организм, необходимый в существовании этой планеты, и не обязан собственным существованием никому; если это доказано, что этот Бог, которого глупцы рассматривают как единственного творца и создателя всего, что мы видим, - лишь nec plus ultra [nec plus ultra (лат.) - до крайних пределов, самый лучший, непревзойденный] человеческого разума, лишь призрак, появляющийся в тот миг, когда этот разум перестает что-либо различать, чтобы помочь ему в работе; если подтверждено, что существование этого Бога невозможно, и природа в своем вечном движении и развитии сама собою производит то, что глупцы любят считать подаренным ей свыше; если верно, что даже предположив наличие этого инертного существа - мы увидим всю его смехотворность, поскольку его деятельность длилась всего один день, и вот уж миллионы веков оно пребывает в презренном бездействии; даже предположив, что он существует, как нам о том вещают религии, - это самое презренное из существ, поскольку терпит зло на земле, тогда как всемогущество его могло бы воспрепятствовать ему; если, говорю я, все это доказано, а это несомненно, - верите ли вы, Евгения, тогда, что благочестие, связывающее человека с этим глупым, беспомощным, жестоким и ничтожным Создателем есть необходимая добродетель?

Е. (госпоже де Сент-Анж) - Как?! Милый мой друг, существование Бога и вправду химера?

С.-А. -И без сомнения, одно из самых презренных.

Д. - Да нужно лишиться разума, чтобы в нее верить. Этот мерзкий призрак, плод страха одних и слабости других, Евгения, бесполезен в системе земли; и он был бы, несомненно, даже вреден, поскольку его воля, должная быть справедливой, никогда не смогла бы вписаться в основополагающие несправедливости законов природы; он должен был бы вечно стремиться к добру, а природа желает его лишь в возмещении зла, служащего ее законам; он должен был бы вечно действовать, и природа, один из законов которой - это вечное действие, была бы в вечной конкуренции и вечном противостоянии с ним. Однако, кто-нибудь на это скажет, что природа и Бог одно и то же. Разве это не абсурд? Созданное не может быть равно создателю: разве часы могут быть часовщиком? Ну что ж, продолжит кто-либо, природа - ничто, ?Бог - все. Еще одна глупость! Во вселенной необходимо существуют два элемента: создающий деятель и созданный индивидуум. Так кто же этот создающий деятель? Нужно разрешить лишь эту проблему; это единственный вопрос, требующий ответа.

Если природа действует, развивается по неизвестным нам причинам, если движение неотделимо от материи, если, наконец, она одна может, благодаря своей энергии, создавать, производить, сохранять, поддерживать, двигать в бескрайних пространствах вселенной все планеты, вид которых нас изумляет, а единообразное, неизменное движение - наполняет преклонением и восхищением, то какая же необходимость искать вовне чуждого всему этому деятелю, когда эта активная способность заключена исключительно в самой природе, которая не что иное, как движущаяся материя? Объяснит ли что-нибудь ваша божественная химера? Я не верю, что это можно доказать. Даже если я ошибаюсь во внутренних свойствах материи, передо мною лишь одно проблема. А что же делаете вы, предлагая мне своего Бога? Задаете мне еще одну. Да как же я могу рассматривать... представить себе вашего Бога через догмы христианской религии? Посмотрим, как она его описывает...

Что вижу я в Боге этого лживого культа, как непоследовательное варварское существо, создающее сегодня мир, в постройке которого оно завтра раскаивается? Что вижу я в нем, как не слабое существо, никак не могущее повлиять на человека? Это создание, происходящее от него, все-таки господствует над ним; оно может его оскорбить и тем заслужить вечные муки! Какое же слабое существо этот Бог! Как! Он создал все, что мы видим, и не в состоянии сделать человека таким, как хочет? Однако, ответите вы мне, если б он создал его таким, то человек и вовсе не имел бы никаких заслуг. Какая пошлость! Да какая же необходимость человеку иметь заслуги перед своим Богом? Будчи совершенным, он никогда не смог бы причинить зло, и потому создание было бы достойно Создателя. Оставлять же человеку выбор значит искушать его. Впрочем, Бог, благодаря своему бесконечному провидению, знал, что из этого получится. Следовательно, он ради удовольствия губит созданное. Какой же это ужасный Бог! Чудовище! Негодяй, более достойный нашей ненависти и непримиримой мести! И в то же время, недовольный таким высоким деянием, он топит человека, чтобы обратить его в свою веру, сжигает его, проклинает. Но ничто не может его изменить. Более могущественное существо, чем этот Бог, Дьявол, никогда не теряющий своей власти, всегда могущий восстать против своего создателя, всегда может своими соблазнами смутить стадо, пасомое Вседержителем. Ничто не может победить энергию этого демона в нас. Так что же тогда, по-вашему, выдумывает мерзостный Бог, исповедуемый вами?

У него есть сын, единственный сын, хоть откуда он у него - неизвестно; человек, как он сам зачинает, так хочет и чтобы бог зачал; и вот эту-то значительную часть себя самого он свергает с небес. Вы, может, воображаете, что это священнное создание появится среди небесных лучей, в свите ангелов, на виду у всей вселенной... Ничуть; Бог, явившийся спасти землю, рождается из чрева иудейской шлюхи, в свином хлеву! Благородное происхождение, ничего не скажешь! Так может быть, его почетная миссия восполнит упущения? Последуем за этим персонажем. Что он говорит? Что делает? Какое священное послание узнаем мы от него? Какую тайну он открывает? Какую догму нам предписывает? В каких, наконец, деяниях воплотится его величие?

Вначале я вижу нищее детство, некоторые, весьма распутные, без сомнения услуги этого плута священникам Иерусалимского храма; затем он пропадает на целых пятнадцать лет, в течение которых хитрец проникается всеми выдумками египетской школы, которые наконец и приносит в Иудею. Едва появившись там, он сразу демонстрирует свое безумие, объявляя себя сыном Бога, равным отцу, он присоединяет к этому союзу еще один призрак, называемый им Духом Святым и утверждает, что эта троица - на самом деле одно целое! Чем более это смехотворное чудо удивляет разум, тем упрямей лжец говорит о величии заслуги принять его... и об опасности в него не уверовать. Этот глупец утверждает, что будучи богом, принял плоть человеческого дитя ради того, чтоб спасти нас всех; и великие чудеса, которые он совершит на наших глазах, вскоре убедят в этом весь мир! На кокам-то ужине, где собрались пьянчужки, хитрецу и правда удается, как говорят, превратить воду в вино; в пустыне он кормит нескольких бездельников припрятанными продуктами, заготовленными его подручными; один из его приятелей притворяется мертвым, и наш обманщик его воскрешает; он переносится на какую-то гору и там, в присутствии двух или трех своих друзей устраивает такое мошенничество, что любой их современных махинаторов покраснел бы от стыда.

Однако, с воодушевлением проклиная всех тех, кто в него не верит, хитрец обещает в награду небеса всем глупцам, что его послушают. Он ничего не пишет, поскольку невежествен; говорит очень мало, поскольку глуп; делает же еще меньше, поскольку слаб, и вконец замучив чиновников магистрата, которым надоели соблазнительные, хоть и очень немногочисленные речи, шарлатан вынуждает распять его на кресте, предварительно убедив сопровождающих прохвостов, что как только они его позовут, он будет спускаться и кормить их своей плотью и кровью. Его пытают, он не сопротивляется. Почтенный отец его, этот самый Великий Бог, о сошествии которого он осмеливается говорить, не подает ему никакой помощи, и с обманщиком обращаются как с последним из преступников, достойным вождем которых он был.

Главная : Любовные романы : Эротические рассказы : Страницы: [01] [02] [03] [04]

Если данная страница вам понравилась и вы хотите рекомендовать ее своим друзьям, то можете внести ее в закладки в ваших социальных сетях:



Возможно вы ищете советы по тому или иному вопросу? В таком случае будем рады, если указанная информация (не связанная с нашей электронной библиотекой) поможет вам и будет крайне полезна в решении поставленных бытовых задач - .


Вы можете также посетить другие разделы нашего сайта: Библиотека | Детективы | Любовные романы | Эротические рассказы | Проза | Фантастика | Юмор, сатира | Все книги
Добавить книгу | Гостевая книга | Гороскопы | Знакомства | Каталог сайтов |



Как добавить книгу в библиотеку 2000-2018 BestBooks.RU Контакты